Понедельник, 21.08.2017, 17:05 | Приветствую Вас Гость | Вход
Главная » 2014 » Январь » 1 » Бои под Глуховом и Рыльском (1919)
21:52
Бои под Глуховом и Рыльском (1919)
imgМатериалами для книги «Кавалергарды в Великую и гражданскую войну», кроме воспоминаний участников боевых действий Кавалергардского полка и дивизиона в 1914-1920 годах, послужили труды и документы, изданные до середины 1960-х годов как в эмиграции, так и в СССР. Представляем вашему вниманию третью, заключительную, часть книги, в которой описывается отступление частей Добровольческой Армии через Рыльский уезд в ноябре 1919 года.

 

В. Н. ЗВЕГИНЦОВ

 

КАВАЛЕРГАРДЫ

в великую и гражданскую войну

1914-1920 год

 

ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО «ТАНАИС»

Париж 1966.

 

…От перебежчиков и пленных выяснилось, что красные собираются атаковать Глухов в ночь на 14-ое…

В последние дни пребывания бригады в Глухове предполагалась ее переброска в Курск, где создалось тяжелое положение. Были запрошены сведения о нужных полкам эшелонах, и был заготовлен фураж. Но ввиду невозможности получить затребованные поездные составы, отправка бригады по железной дороге была отменена…

В 23 часа, в ночь на 14-ое ноября, красные открыли сильный орудийный огонь по городу. Согласно приказу начальника дивизии, части бригады вышли без боя из города и отошли на переправы через Клевань… Кавалергарды остались на своих местах… Подступы к городу наблюдались сетью разъездов, которые вели перестрелку с разведкой красных. На этих местах полки простояли весь день 14-го и утро 15-го, когда получили приказание идти походом в Курск по маршруту Крупец-Рыльск-Льгов.

Когда полки выходили из Глухова, высланные еще засветло фуражиры 1-ой батареи еще не успели вернуться. Чтобы обеспечить их возвращение, командир батареи полковник Лагодовский остался по личной инициативе со взводом своей батареи в городе. Северная часть Глухова уже была занята красными, когда фуражиры вернулись, и полковнику Лагодовскому удалось вывести своих людей без потерь под обстрелом красных.

В полдень все разъезды и № 2-ой эскадрон Кавалергардов были отозваны и полк выступил на с. Козино. В пути к нему присоединился № 1-й эскадрон Кавалергардов.

Красные, занятые сведением счетов с населением, грабежами и расправами, не помешали отходу полка. На следующий день полк продолжал свое движение. Ночью поднялась сильная метель и к 7 часам утра, ко времени выступления полка, все дороги были занесены высокими сугробами. Температура упала до минус 15. Почти весь переход до с. Крупец полк шел в поводу, меняя каждые пол-часа головной эскадрон. Местами снег был по брюхо лошади. Вечером полк стал на ночлег в с. Крупец. Туда же подошла бригада генерала Аленича из 1-ой кавалерийской дивизии, полки Сводно-гусарский и Сводно-уланский. Бригаде была передана 2-ая Гвардейская батарея, и она была оставлена в Крупеце для обеспечения движения Гврдейской бригады на Рыльск.

Когда в 4 часа утра полк выступил с ночлега, метель еще усилилась. Пронизывающий ветер, мороз в минус 20 градусов. Дорога распознавалась только по телефонным столбам. Полк не дошел до Рыльска и остановился в небольшой деревне Кулиги, в 8 верстах от города. Совершенно неожиданно в этой обстановке было получено из интендантства по 40 теплых комплектов английского белья на эскадрон. 18-го полк выступил на Рыльск, где уже находился пришедший накануне 2-ой Гвардейский Сводно-кавалерийский полк.

Рыльск, небольшой, типичный старинный русский город со своими церквями, с красивым собором, построенным в 15-м веке при Василии Шемяке, доживал последние часы сравнительно тихой, спокойной и безмятежной провинциальной жизни. Фронт подошел вплотную к городу. Несмотря на это, несмотря на рассказы беженцев из северных городов об ужасах расправы чекистов с населением, жители Рыльска, все без исключения, радушно и сердечно встретили полк.

В день прихода полка в Рыльск, красные стрелковые дивизии: 9-ая Солодухина и эстонская Пальварде, заняли Курск и дальнейшее движение Гвардейской бригады в этом направлении было бесцельно. Бригада была остановлена в Рыльске с задачей прикрыть переправу через Сейм. К этому времени красные заняли обширный район, оттеснив Добровольческую Армию на линию г.г. Тим, Фатеж, Льгов, Дмитров и Севск.

Около 17 часов в сторожевом охранении 2-го Гвардейского полка поднялась сильная ружейная, пулеметная и орудийная стрельба. Сводно-Кирасирский полк и батарея были вызваны на поддержку охранения. Батарея выехала на позицию и открыла огонь. Полк стал на северной окраине Рыльска. Кирасирский дивизион влился в цепи 2-го полка.

К вечеру стало ясно, что бригаде не удастся удержать Рыльский тэт-де пон. В 22 часа, пропустив 2-ой Гвардейский полк и батарею, полк в свою очередь покинул Рыльск при сильном буране и 25 градусах мороза.

Только в 5 часов утра полк стал на ночлег в д. Луговка. Ночной переход, хотя и небольшой, всего в 6 верст, оказался очень тяжелым. Все заметающая вьюга, мороз, к тому же на пути оказался овраг с неглубоким, незамерзшим ручьем, но с крутыми, обледеневшими берегами. Мост был сломан и пришлось в полной темноте отпрягать лошадей в пулеметных тачанках и в обозе и переправлять все повозки на руках, по колено в воде. С полком отходило из Рыльска несколько сот подвод с беженцами, которым пришлось помогать на переправе.

Все это отразилось на боевом составе полка. За одну эту ночь в полку оказалось около 40% обмороженных. Во всех дивизионах здоровые люди были сведены в один эскадрон. В командование Кавалергардским эскадроном вступил штабс-ротмистр Раух. Из офицеров в строю остались: штабс-ротмистр Горяинов, корнеты граф Вас. Мусин-Пушкин и Сидоров. Корнет М. А. Рогович принял пулеметную команду. Штабс-ротмистр А. Н. Шебеко остался на должности дивизионера. Весь лишний обоз, больные и обмороженные Кавалергарды и слабосильные лошади были отправлены в запасную часть.

20-го трех-эскадронный полк, но со всеми пулеметными командами, отошел на д. Ромодановка, оставив в д. Поповка охранение от Кавалергардов.

Прошло двое суток со времени оставления Рыльска, и только около 12 часов красная пехота подошла к охранению. Встреченные огнем и понеся потери, красные отошли. Почти четыре часа на Кавалергардских заставах царила полнейшая тишина. Затем красные уже в значительно больших силах, с артиллерией, возобновили наступление.

Остальная часть полка подошла к главной заставе, чтобы усилить Кавалергардов, но одновременно было получено приказание штаба дивизии – не ввязываться в бой, а отойти на с. Пушкарное, где закрепиться на переправе через Игруньку. Выход из боя произошел под прикрытием Кавалергардов, сдерживавших наступление красных еще более часа. Кавалергарды потеряли шесть раненых, в том числе ефрейтора Скаржинского (лицеиста), раненого тремя шрапнельными пулями.

21-го без всякого давления вся бригада отошла на мест. и узловую станцию Коренево, куда подошла из 1-ой кавалерийской дивизии бригада генерала Барбовича. Генералу Барбовичу удалось проскочить Льгов, уже занятый красными, ночью, в страшную метель. Под Льговом было потеряно 4 бронепоезда и почти полностью были уничтожены Дроздовский и Самурский пехотные полки.

Наступила зима. Не проходило дня без снежных метелей и сильного северного ветра. Понемногу все лощины и овраги заносились сугробами. Дороги стали еле заметными и трудно проходимыми. 20-ти градусные морозы стали обычным явлением. Повозки колесного обоза, начиная с пулеметных тачанок, были заменены санями.

22-го для обеспечения левого фланга конницы, занимавшей переправы на р. Сейм и для связи с бригадой генерала Аленича, ведущей бой в районе Ворожбы и Белополья, Сводно- Кирасирский полк выступил на с. Гапоново.

За ночь намело так много снегу, что полк пришел в Гапоново только к 11 часам. Охранение было выставлено от Кирасир и от них же была выслана разведка по ту сторону Сейма в д. и хут. Юрасово, которые оказались занятыми красной пехотой.

Село Гапоново расположено на обрывистом, крутом берегу Сейма и вытянулось вдоль реки в одну, местами в две улицы. Противоположный берег, низменный, и замерзшие плавни были покрыты густым кустарником. К северу и к восточной околице подходил густой лес, вдоль которого лежала единственно возможная для движения дорога. К югу, за селом, находилась станция Гапоново, на железнодорожной линии Коренево-Ворожба. В 30 верстах к западу, у дер. Теткино, бригада генерала Аленича вела бой, но связаться с нею не было никакой возможности. Дворы, занятые Кавалергардами, находились на самом обрыве и оттуда хорошо были видны и Юрасово и ближайшие хутора. Рано утром 23-го Кавалергарды сменили в охранении Кирасир, выставив три караула: на колокольне и на обеих околицах села.

Утро прошло спокойно. Густой туман, поднявшийся с реки, постепенно все заволок непроглядной пеленой. К полудню туман начал рассеиваться и пост с колокольни донес о движении красных. На льду реки ясно выделялся хвост пехотной колонны красных, втягивающейся в лес. Небольшой заслон, около 50 человек с двумя пулеметами, открыл огонь по деревне.

Кавалергардские пулеметы, четыре тяжелых и столько же легких, были выставлены на самом овраге и в свою очередь открыли огонь. Эскадрон сосредоточился на второй улице, хорошо прикрытый домами от огня.

Завязавшаяся перестрелка была прекращена приказанием штаба дивизии: не ввязываться в бой, а отойти к штабу в с. Снагость. Полк немедленно двинулся в Снагость. Кавалергардам было приказано снять охранение и догонять полк. Пока собирались посты и снимались с позиций пулеметы, полк был уже далеко. Наконец весь эскадрон собрался и рядами, так как занесенная снегом дорога не позволяла другого строя, рысью вытянулся из села. Незамеченные в тумане красные успели войти в лес и, когда Кавалергарды подходили к его опушке, то были встречены ружейным огнем почти в упор.

Развернуть эскадрон для атаки в снежных сугробах было невозможно. Штабс-ротмистр Раух поднял эскадрон в галоп, как он шел, рядами. Корнету Роговичу приказал открыть пулеметный огонь с саней как только эскадрон минует поворот. Увидев несущийся прямо на них эскадрон, красные оторопели, решив, что Кавалергарды их атакуют, не отдавая себе отчета в том, что снежныя сугробы этого не позволят. Стреляли они беспорядочно и плохо. Большинство стало убегать вглубь леса.

Наконец Кавалергарды доскакали до поворота и пошли вдоль опушки. Пулеметные сани шли карьером за эскадроном, подпрыгивая на снежных сугробах. Пулеметы безостановочно стреляли по опушке. С ветвей падали густые хлопья снега. В лесу раздавались крики и стоны раненых. Гулко отзывалась в нем неумолкаемая чечетка пулеметов.

Заскочив за следующий изгиб дороги, эскадрон перешел в шаг. Вслед за эскадроном, пулеметная команда отходила перекатами, держа под непрерывным огнем опушку леса, не давая возможности красным выйти из леса. Во время отхода начальник пулеметной команды корнет М. А. Рогович был ранен в поясницу в тот момент, когда он остановился, чтобы удостовериться, что все пулеметы следуют за ним. Под затихающим огнем красных его сняли с лошади и уложили в пулеметные сани. Кроме него были еще легко ранены два Кавалергарда, убиты две лошади и четверо ранены.

Кавалергарды догнали полк в с. Снагость, где в красивом доме усадьбы князей Барятинских, стояла полковая санитарная летучка. Доктор Захаров осмотрел и перевязал раненых. Рана Роговича оказалась очень тяжелой: …он скончался через два дня.

Полк выступил на д. Гордеевку…

   
Категория: Книжная полка | Просмотров: 2188 | Добавил: Sever | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]