Понедельник, 26.06.2017, 08:27 | Приветствую Вас Гость | Вход
Главная » 2012 » Январь » 27 » Питейная торговля в Рыльске в 1669–1671 гг.
22:35
Питейная торговля в Рыльске в 1669–1671 гг.
imgВ данной публикации рассматривается состояние казенной питейной торговли в Рыльске в течение двух лет XVII в. – с 1 сентября 1669 г. по 31 августа 1671 г. Источниками сведений об этом являются две книги рыльского кружечного двора 1669/70 и 1670/71 гг. Обе они хранятся в фонде Денежного стола Разрядного приказа Российского государственного архива древних актов в Москве[1].

Названные документы позволяют установить:

- ассортимент реализуемых населению алкогольных напитков;
- персональный состав администрации кружечного двора;
- места производства (закупки) питей;
- порядок и формы их продажи;
- объем питейной торговли;
- начальную и отпускную стоимость алкогольных напитков;
- размер доходов и норму прибыли, полученные казной от питейной торговли;
- размер и назначение расходов, осуществляемых казной за счет питейного дохода.

Все перечисленные данные до сих пор не были введены в научный оборот.

В течение указанного отрезка времени в Рыльске велась продажа хлебного вина (водки) и кислого меда (медовухи). Эти напитки отпускались населению с городского казенного кружечного двора (в XVII в. продажа питей составляла исключительную государственную монополию). После кабацкой реформы 1652 г. кружечный двор являлся единственным местом в городе, где можно было законным образом приобрести тот или иной алкогольный напиток. Продажа питей осуществлялась в 1669–1671 гг. под контролем голов кружечного двора и его помощников – целовальников, выбранных посадским населением. В 1669/70 г. головой в Рыльске был Сергей Пашков[2], целовальниками – Иван Щекин, Иван Молахов, Леон Звягин, Иван Чаплин, Андрей Самойлов и Савва Клыков. В 1670/71 г. головой был Алексей Локтев, целовальниками – Яков Савин, Семен Устинов, Степан Вязмитинов, Федор Кулешов, Яков Гоготов, Яков Ларин и Кондратий Прасолов.

Своей винокурни в Рыльске в описываемое время не было. Хлебное вино закупалось казной у подрядчиков. Ими были главным образом черкасы из г. Глухова, сел и деревень Глуховского уезда (в источниках упоминаются, например, с. Пустогород, д. Белокопытова). В одном случае отмечена закупка хлебного вина у жителя г. Кролевца. Примечательно, что среди глуховцев, привозивших в Рыльск хлебное вино, были и лица духовного звания (попович Павлик, поп Яким).

Кислый мед производился в Рыльске на месте под контролем администрации кружечного двора. Известна структура казенных расходов на производство этого напитка. Например, в апреле 1670 г. на кружечном дворе было «сычено» (разведено водой) 7 пудов «пресного» меда-сырца, купленного по 1,2 руб. за пуд (всего на 8,4 руб.). Для сбраживания в него было положено хмелю на 13 коп. На производство напитка израсходовали дров на 8 коп., а работникам, занятым приготовлением кислого меда, заплатили 6 коп. В итоге было «слажено» (слито) 49 ведер медовухи, общая стоимость которой составила 8,67 руб. Как видим, основные расходы при производстве этого напитка казна несла при закупке сырья (меда и хмеля), размер же вознаграждения работникам составлял ничтожный процент от общих затрат (0,7%). Подобная ситуация наблюдалась и в других русских городах.

Хлебное вино продавалось в Рыльске в 1669–1671 гг. чарками, кружками и ведрами. В описываемое время объем казенного ведра составлял приблизительно 33–34 фунта (около 13,5–14 л.)[3]. Что же касается мелкой тары, посредством которой осуществлялась торговля хлебным вином в розлив, то известно, что во второй половине XVII в. казенное ведро включало 10 кружек или 100 чарок, кружка – 10 чарок. Кружка XVII в. имела весовое значение 3,5 фунта чистой воды[4]. Общий объем продажи питей исчислен в книгах кружечного двора в ведрах. Формы продажи кислого меда в источниках не показаны, но можно предположить, что этот напиток реализовывался, как и хлебное вино, и в мелкий, и в крупный розлив.

В 1669/70 и 1670/71 гг. чарками в Рыльске было продано соответственно 142,5 и 138 ведер хлебного вина, кружками – 324,5 и 251, ведрами – 541 и 594,5. Общий объем продажи этого напитка составил, таким образом, 1008 ведер в 1669/70 г. и 983,5 ведер в 1670/71 г. Кислого меда в 1669/70 г. было продано 627, а в 1670/71 г. – 570,5 ведер. Объемы рыльской питейной торговли в течение наблюдаемого периода, следовательно, оставались в целом на сравнительно стабильном уровне (в торговле хлебным вином итоговые показатели 1670/71 г. уменьшились по сравнению с 1669/70 г. всего на 2,5%; более значительным было снижение результатов в торговле кислым медом – на 9%).

Начальная стоимость ведра хлебного вина, поставляемого на рыльский кружечный двор подрядчиками, колебалась в 1669/70 г. от 50 коп. (802 ведра) до 60 коп. (206 ведер), в 1670/71 г. – от 44 коп. (571 ведро) до 50 коп. (412,5 ведра). Средняя стоимость ведра хлебного вина была, таким образом, в 1669/70 г. 52 коп., а в 1670/71 г. – 46 коп., т. е. снизилась на 11,5%. Средняя стоимость ведра кислого меда, изготовленного на рыльском кружечном дворе, была в 1669/70 г. 17 коп. за ведро, в 1670/71 г. – 14 коп. (в данном случае речь идет именно о среднегодовых данных, так как среднемесячные значения начальной стоимости кислого меда могли незначительно варьироваться в течение года в зависимости от затрат при каждой конкретной медовой ставке). Снижение последнего показателя объясняется удешевлением стоимости меда-сырца, покупаемого для производства медовухи на рыльском рынке: с 1,2 руб. за пуд в 1669/70 г. до 1 руб. в следующем году.

Отпускная стоимость хлебного вина зависела от формы его продажи. Чем меньше была тара, в которую отпускался напиток, тем выше была его цена для потребителей. Стоимость вина, продаваемого чарками, составляла 1,5 руб. за ведро, кружками – 1,2 руб., ведрами – 90 коп. Кислый мед реализовывался по 24 коп. за ведро (лишь 35 ведер напитка были проданы в сентябре 1669 г. по 28 коп. за ведро). Отпускные цены в питейной торговле, как видим, были существенно выше начальных и в отличие от последних в течение 1669–1671 г. не менялись.

Основной доход казне в Рыльске, как и в других русских городах, приносила торговля хлебным вином. В 1669/70 г. она составила 565,45 руб., в 1670/71 г. – 585,76 руб. Казенный доход от продажи кислого меда был существенно меньше – 43,53 руб. в 1669/70 г. и 53,99 руб. – в 1670/71 г. Соответственно общий размер питейного дохода составил в Рыльске в 1669/70 г. 608,98 руб. (из которых доля хлебного вина составила 92,8%, кислого меда – 7,2%), в 1670/71 г. – 639,75 руб. (хлебное вино – 91,6%, кислый мед – 8,4%). Обратим внимание на тот факт, что, несмотря на некоторое сокращение объемов питейной торговли в 1670/71 г. по сравнению с предыдущим годом, размер казенных питейных доходов не снизился, а, наоборот, возрос. Объясняется это, как уже было сказано, во-первых, удешевлением хлебного вина, доставляемого в Рыльск подрядчиками и, во-вторых, снижением стоимости меда-сырца.

Норма прибыли (отношение общей суммы дохода к общей начальной стоимости) составила в торговле хлебным вином в 1669/70 г. 107,8%, а в 1670/71 г. возросла до 128%. Отметим, что, хотя общая начальная стоимость хлебного вина в 1670/71 г. уменьшилась только на 11,5%, средняя норма прибыли возросла существеннее – на 20,2%. В медовой торговле средняя норма прибыли также увеличилась с 40,2% в 1669/70 г. до 65,1% в 1670/71 г. В торговле хлебным вином наибольшая норма прибыли извлекалась от продажи напитка в чарку (184,6% в 1669/70 г., 218% в 1670/71 г.). При отпуске хлебного вина в кружку она составляла соответственно 131,2 и 152,8%, в ведра – 73,2 и 95,8%.

Некоторые фактические и статистические данные о питейной торговле в Рыльске интересно сопоставить с аналогичными синхронными показателями по некоторым другим российским городам, книги кружечных дворов которых были изучены нами ранее. К их числу относятся великорусские Курск, Можайск, Вязьма, а также малороссийский Киев[5].

Так, общий объем продажи хлебного вина в Курске в 1669/70 г. составил 494,625 ведра (в 2 раза меньше, чем в том же году в Рыльске), а в 1670/71 г. – более 967 ведер (почти столько же, сколько в Рыльске). В Можайске в 1669/70 г. было продано 854 ведра хлебного вина (на 18% меньше, чем в Рыльске). В Вязьме в 1669/70 г. отпуск этого напитка за год составил 1042 ведра (чуть больше, чем в Рыльске). Кислого меда было продано в Курске в 1669/70 г. 353,4375 ведра (в 1,8 раза меньше, чем в Рыльске), а в 1670/71 г. – более 402,375 ведра (в 1,4 раза меньше, чем в Рыльске). Объем торговли кислым медом в Можайске в 1669/70 г. составил 185 ведер (в 3,4 раза меньше, чем в Рыльске). В Вязьме в 1669/70 г. было продано 261 ведро кислого меда (в 2,4 раза меньше, чем в Рыльске). Значительно меньшие объемы продажи кислого меда в западнорусской Вязьме и подмосковном Можайске по сравнению с южнорусскими Рыльском (в особенности) и Курском объясняются тем, что в Можайске и Вязьме, в отличие от Рыльска и Курска, была широко развита казенная пивная торговля, совершенно отсутствующая в рассматриваемое время в Рыльске и Курске.

Средняя начальная стоимость хлебного вина в Курске в 1669/70 г. составляла 42 коп. за ведро (примерно на 20% меньше, чем в Рыльске), а в 1670/71 г. – 32 коп. (примерно на 30% меньше, чем в Рыльске). В Можайске в 1669/70 г. показатели начальной стоимости хлебного вина были весьма вариабельны – от 36 до 65 коп., но большая часть напитка, выкуренного на можайской казенной винокурне, в этом году оценивалась от 46 до 50 коп. за ведро, т. е. была несколько меньше, чем в то же время в Рыльске. В Вязьме в 1669/70 г. средняя начальная стоимость хлебного вина была 51 коп. за ведро (на 1 коп. дешевле, чем в Рыльске). В Киеве в 1669 г. начальные цены на хлебное вино были значительно ниже, чем Рыльске – от 30 до 40 коп. за ведро. Средняя начальная стоимость кислого меда в Курске в 1669/70 г. составляла 14 коп. (на 3 коп. ниже, чем в Рыльске), а в 1670/71 г. – 10 коп. (на 4 коп. ниже, чем в Рыльске). В Можайске начальные цены кислого меда колебались в 1669/70 г. от 15 до 17 коп., в Вязьме в том же году – от 14 до 18 коп., т. е. находились на уровне близком тому, который был зафиксирован в Рыльске.

Отпускная стоимость хлебного вина в Курске в 1669–1671 гг. составляла 1,2 руб. за ведро при продаже в кружку и чарку (в отличие от Рыльска в Курске существовала одна цена на вино, реализуемое в мелкий розлив) и 1 руб. за ведро в ведерной продаже. В Можайске и Вязьме, в отличие от Рыльска и Курска, отпускные цены на хлебное вино неоднократно изменялись в течение года. В Можайске в 1669/70 г. они составляли от 1,8 до 2 руб. за ведро при продаже в чарку, от 1,2 до 1,5 руб. при продаже в кружку и от 0,8 до 1 руб. при продаже в ведро, в Вязьме в том же году – от 1 до 1,3 руб. при продаже в чарку и кружку и от 0,8 до 1,2 руб. при продаже в ведро. Как видим, единой цены на хлебное вино в рассматриваемый период не существовало даже в географически близких друг к другу городах, хотя цены на этот напиток, в отличие от кислого меда и пива, устанавливались директивным порядком из Москвы, а не определялись самостоятельно администрациями местных кружечных дворов. Отпускная стоимость кислого меда в Курске в 1669–1671 гг. была 25 коп. за ведро (на 1 коп. дороже, чем в Рыльске), в Можайске в 1669/70 г. – 27 коп. (на 3 коп. дороже), в Вязьме в 1669/70 г. – 32 коп. (на 8 коп. дороже). В приведенных цифрах заметна тенденция увеличения отпускной стоимости кислого меда по мере удаления населенных пунктов, где он изготавливался, от южных районов, где бортный промысел был развит значительно шире.

 В расходных разделах книг рыльского кружечного двора приведены сведения, типичные для подобных разделов источников данного типа. На вырученные от реализации питей деньги администрация кружечного двора закупала различные товары, необходимые для его функционирования. В рыльских книгах отмечена покупка плошек, ковшей, шаек, чарок, свечей, дров, писчей бумаги (для ведения отчетной документации). В книге 1669/70 г. особо отмечена выплата 20 коп. попам, которые приходили на кружечный двор «для молебства» в годовые праздники[6]. Основная часть собранного питейного дохода шла в Рыльске на содержание местного стрелецкого гарнизона. Так, в 1669/70 г. на жалованье 170 рыльским стрельцам было выдано 463 руб. 90 коп., что составило 82% от общего размера дохода от казенной питейной торговли. Администрация рыльского кружечного двора занималась реализацией воска, оставшегося от выбойки меда-сырца (в 1669/70 г. было продано 2 пуда 17,5 гривенки воска по 5 руб. за пуд), а также медвяных высотов (последних в том же году было сбыто на 22 коп.). С рыльского кружечного двора производился по царским указам бесплатный отпуск питей проезжим служилым черкасам и запорожским казакам: в 1669/70 г. им было выдано 11 кружек хлебного вина и 2,5 ведра кислого меда, в 1670/71 г. – 24 кружки хлебного вина и 3,7 ведра кислого меда. О пропорциях выдачи питей говорит, например, такой факт: на 10 человек было выделено полведра вина и 1 ведро кислого меда. В 1670/71 г. головам, полуголовам и сотникам московских стрельцов было отпущено 52 ведра хлебного вина. А 2 февраля 1671 г. рыльским пушкарям было выдано «для государьской всемирной радости» (надо полагать в честь бракосочетания царя Алексея Михайловича с Натальей Кирилловной Нарышкиной, состоявшегося 22 января того же года) 1 ведро вина и 1 ведро кислого меда[7].

Имеются в изученных источниках и сведения о незаконной продаже питей, которая, как водится, всегда существовала у нас наряду с законной. Так, в книге 1670/71 г. отмечено, что 27 декабря 1670 г. рыльский гулящий человек Логвин Черкашенин был пойман с «корчемным вином» и приведен в рыльскую съезжую избу. Изъята у него была «винная склянка». С нарушителя был взят штраф в размере 25 коп. При распросе он показал, что купил то вино у крестьянина с. Коренского Путивльского уезда Мишки Холохонова. Последний был сыскан и с него было взято «пени» в размере 5 руб.[8] (немалая по тем временам сумма – примерно столько стоила хорошая боевая лошадь). Другой подобный случай был отмечен 19 февраля 1671 г., когда со склянкой корчемного вина попался рыльский полковой казак Алексей Лосев, купивший ее у рылянина Григория Аристова. Первый был оштрафован на 25 коп., второй – на 5 руб.[9] Приведенные факты показывают, что разница в тяжести санкций между покупателями и продавцами корчемного вина была значительной: размер штрафа, налагаемого государством на первых, был в 20 раз меньше штрафа, уплачиваемого вторыми.

А.И.Раздорский


Материал предоставлен автором.

(Печатная версия: Раздорский А.И. Питейная торговля в Рыльске в 1669–1671 гг. // Материалы международной научно-практической конференции «Юг России в прошлом и настоящем: История, экономика, культура». Белгород, 2005. Ч. 2. С. 112–117)



[1] РГАДА. Ф. 210. Кн. 117. Л. 133–162об. (1669/70 г.); Кн. 337. Л. 723–768об. (1670/71 г.).

[2] Предшественником Локтева в 1668/69 г. был Дорофей Вощекин.

[3] Каменцева Е. И., Устюгов Н. В. Русская метрология. М., 1965. С. 114–119.

[4] Похлебкин В. В. История водки. 2‑е изд., испр. и доп. Новосибирск, 1994. С. 151.

[5] См.: Раздорский А. И. 1) Торговля Курска в XVII веке (по материалам таможенных и оброчных книг города). СПб., 2001. С. 264–275; 2) Вяземские кабацкие книги XVII века: Источниковедческая характеристика и методика обработки // Города Европейской России конца XV – первой половины XIX века. Тверь, 2002. Ч. 1. С. 83–96; 3) Производство и продажа водки, пива и кислого меда в Можайске в 40–70-е гг. XVII в. // Города Центральной России в истории предпринимательства и культуры, XXX вв. Серпухов, 2003. С. 30–34; 4) Раздорський O. I. Книги київського «кружечного двора» 1665/66 та 1669 рр. // Київська старовина. 2003. № 6. С.127–132.

[6] Кн. 117. Л. 146об.

[7] Кн. 337. Л. 759.

[8] Там же. Л. 756–756об.

[9] Там же. Л. 756об.

Категория: История | Просмотров: 3033 | Добавил: Sever | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]